Скандал вокруг Регины Тодоренко разразился 23 апреля. Тогда телеведущая дала интервью, в котором резко осудила жертв домашнего насилия. В частности, она заявила, что надо быть «психологически больным человеком», чтобы на камеру рассказывать о том, что тебя бьет муж:

…Мы показываем хорошие и красивые фотографии, потому что делимся счастьем в моменте. Но мы не полные идиоты, которые показывают, как муж умирает в сухом льду. Нужно быть настолько психологически больным человеком, чтобы взять камеру и сказать: «Боже, мой муж меня бьет!» Ты че? У тебя есть мозги вообще? Наверное, наступает какой-то критический момент, чтобы вот такое сказать. А почему он тебя бьет? Ты не задумывалась? А что ты сделала для того, чтобы он тебя не бил? А что ты сделала для того, что он тебя ударил?

Регина была подвергнута жесткой критике со стороны общества, а также своих рекламных партнеров, которые в течение следующих нескольких дней разорвали с ней контракты. Вскоре Тодоренко извинилась за свои высказывания, а 4 мая опубликовала фильм о домашнем насилии «А что я сделала, чтобы помочь?». На днях телеведущая перевела два миллиона рублей в центр помощи пострадавшим от насилия «Насилию.нет», при поддержке которого был создан фильм. Об этом было рассказано в социальных сетях фонда:

Регина Тодоренко перевела центру «Насилию.нет» два миллиона рублей! Это самое крупное пожертвование за все время существования центра. Мы говорим огромное спасибо Регине, эти деньги помогут нам и дальше помогать пострадавшим и освещать проблему домашнего насилия в России — только вместе мы сможем помочь всем тем, кто в этом нуждается.
Каждый человек может ошибиться и свою ошибку исправить. Регина поддержала нас не только словом, но и делом — мы надеемся, что эти события позволят нам помочь еще большему количеству людей.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Nasiliu.net (@nasiliutochkanet)12 Май 2020 в 8:06 PDT

Сегодня на сайте «Медузы» вышло интервью журналистки Катерины Гордеевой с Региной, в котором ведущая рассказывает, как пережила скандал и последовавшую за ней травлю в медиа-пространстве.

Тодоренко призналась, что в сложившейся ситуации ей была необходима психологическая поддержка, поэтому она обратилась за помощью к психотерапевту. В том числе ей сильно помогли психологи фондов, которые оказывают помощь жертвам домашнего насилия, а именно «Ты не одна» и «Насилию.нет». На вопрос журналистки, почему именно они, Регина ответила следующее:

Потому что это люди, которые специализируются именно в этой области: в насилии, в травле, в давлении на человека. Как я теперь понимаю — да, [интернет-травля — это] разновидность психологического насилия, с которого все начинается, а потом усугубляется.

Регина Тодоренко с сыном Майклом

Регина призналась, что в детстве столкнулась с домашним насилием, и это наложило на ее психику сильный отпечаток, который и привел к случившейся ситуации:

Ну, Кать, если б я не сталкивалась [с домашним насилием], наверное, я бы никогда так рьяно, с такими эмоциональными перекосами не говорила об этом. Мне кажется, как раз человек, который не понимает вообще, что такое насилие, может что-то подобное ляпнуть по незнанию. А человек, который с насилием сталкивался, у него обратная реакция — защита; попытка рьяно отстаивать свое мнение. В моем случае — эмоции захлестнули, я не справилась с формулировками.
В ответ на заданный вопрос во мне возникла какая-то вибрация, протест, мое внутреннее несогласие, основанное на личном опыте: «Почему же вы терпите? Зачем вы это усугубляете?» Вот это все. Так и вышла эта правильно распознанная, но потом отвратительно трактованная фраза. Повторять не буду. Она попала в самое сердце проблемы. И так срезонировала, так задела всех…

Регина Тодоренко с супругом Владом Топаловым

Слушайте, я в ответе за то, что сказала, но не в ответе за то, что услышали. Более того, я считаю то интервью, тот разговор, тот инцидент исчерпанными. Да, мне важно было достучаться до тех женщин, которые терпят. Но я не имела и не имею никакого права их осуждать. В этом моя ошибка.

Мое негодование строилось на собственном опыте, который я получила в детстве, но никак никому не помогло, а лишь добавило поленьев в костер. В моей семье, как и во многих, были свои не лучшие времена, и это на мне как на ребенке оставило отпечаток. Поэтому я так болезненно воспринимаю эти разговоры и так эмоционально высказалась на эту тему. Вспоминать подробности сейчас уже не хочу. Своими слезливыми историями, вызывая жалость у людей, я никому не помогу. Я могу помочь своими действиями. Например — фильмом и теми дальнейшими шагами, которые я намерена предпринять теперь уже вместе с фондами, борющимися с насилием. В общем, делами. Словам я теперь не доверяю.

Тодоренко признается, что и дальше продолжит помогать фондам поддержки жертв насилия и намерена не останавливать работу в этом направлении.

Источник: ru.hellomagazine.com